Механизмы, с помощью которых озонотерапия способствует лечению против коронавируса COVID-19

31 декабря, в конце 2019 года, некоторые случаи пневмонии неизвестной этиологии были доведены до сведения странового отделения Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Китае относительно Уханя, города провинции Хубэй (1). Этот неизвестный агент через несколько недель был идентифицирован как часть семейства коронавирусов и назван новым коронавирусом 2019 года. С тех пор эпидемия нового коронавируса 2019 года (в настоящее время переименованного в SARS-CoV-2) и вызывающего болезнь COVID-19 распространилась из Уханя по всему Китаю и экспортируется во все большее число стран, причем растет число других случаев с разной скоростью передачи инфекции (2).

Биохимические и фармакологические характеристики озона дают основания считать эту молекулу полезной при лечении ряда вирусных инфекций (1), в частности при лечении COVID -19. Озон-это окислитель, который проявляет парадоксальную активность при контакте с органическими молями, вызывая тем самым мощный антиоксидантный ответ (3).

Фактически, взаимодействие с целевыми субстратами в биологических жидкостях (ПНЖК и ГСГ) приводит к образованию гидропероксидов и альдегидов. Среди них 4-HNE (4 гидроксилноненал) является ключевым элементом в трансдукции сигналов, участвующим в усилении регуляции глутатиона, а также в повышении устойчивости к апоптозу, возникающему в результате действия прооксидантов. Он вызывает значительную адаптивную стрессовую реакцию, стимулируя экспрессию антиоксидантных и детоксицирующих ферментов. 4-HNE, частично выделяемый печенью и почками, в основном присоединяется к молекуле цис 34 альбумина, GSH и цистеина (4). Эти молекулы через циркуляцию легко переносят 4-HNE в цитоплазму многих клеток. Цитоплазма клеток содержит неактивный транскрипционный фактор, называемый Nrf2, ограниченный более крупным неактивным фактором, содержащим SH-группы, называемые Keap-1, Богатые цистеином. При присоединении к Cys 273 или Cys 288 Keap-1, 4-HNE высвобождает ключевую молекулу Nrf 2 (ядерный фактор Эритроид 2-связанный Фактор 2). Это приводит к несколько анти-окислительных ферментов выражение: SOD, GPX, GST, CAT, Хо-1, NQO-1, HSP и II фазы метаболизма лекарственных средств enzymes (4). HO-1 катализирует деградацию гема до монооксида углерода (CO), который модулирует NF-KB, определяя снижение экспрессии провоспалительных цитокинов и прямую индукцию противовоспалительных цитокинов.

Озон проявляет антиоксидантное и противовоспалительное действие, являясь транскрипционными агентами NF-KB и Nrf2, которые модулируют экспрессию генов провоспалительных и противовоспалительных цитокинов. Накопление LOPs и 4-HNE при окислительном стрессе и при наличии заболевания создает механизм обратной связи, который передает сигналы и стимулирует сети, способные остановить критические события окисления, общие для нескольких состояний. Вступая в реакцию с ПНЖК и альдегидами, Озон образует гидропероксиды и особенно Н2О2, которые быстро распространяются по клеткам иммунной системы. Он также биорегулирует сигнальную трансдукцию, тем самым стимулируя иммунные реакции, модулируя интерферон и интерлейкины через активацию NF-KB, тем самым увеличивая высвобождение цитокинов. Этот процесс является частью эндогенной системы. В 2002 году Лернер и Вентворт подчеркивали тот факт, что человеческий организм способен вырабатывать Озон, чтобы защитить себя от инфекционных агентов. Это происходит путем вовлечения нейтрофилов и антител иммунной системы, которые, производя Озон, используют его окислительную силу для уничтожения бактерий и вирусов, присутствующих на клеточных стенках (5-7).

Танака показал, как вирусы гриппа могут быть инактивированы низкими концентрациями озона в окружающей среде и на гладких поверхностях. Другие исследования (3-8) показали, что озон может играть определяющую роль в борьбе с бактериями, вирусами и грибковыми заболеваниями. Murray et al8 выделили снижение вирусной инфекционности после воздействия озона. Это вызывает липидное перекисное окисление вирусного капсида, тем самым прерывая его репродуктивный цикл, препятствуя необходимому контакту между вирусом и рецептором. Другие исследования показали, как озон может инактивировать штаммы вирусов с envelope8 или без него. Некоторые штаммы, такие как HSV-1 (Herpes Simplex type 1 Mc Intyre) и VSV (Vesicular Stomatitis Virus Indiana) после озонирования показали снижение инфекционных частиц на 6 Log 10 за 15 минут. Штаммы VAC (штамм Elstree) и H1 N1 (грипп А) показали снижение до 5 Log 10 соответственно через 40 и 30 минут. Эти результаты показывают важные изменения в различных штаммах вируса morphology (8). В дополнение антиоксидантному, противовоспалительному и противовирусному действиям, мы можем рассматривать соответствующую активность стимуляции и иммунного ответа, связанную с NFAT, транскрипционным фактором, связанным с различными цитокинами (IL-2, IL-6, TNF-альфа и IFN-гамма) с его поддержкой лимфоцитами и макрофагами, образующими первую линию защиты. Еще одной важной характеристикой озонотерапии против инфекции COVID-19 является контрастная способность к выраженной гипоксемии, характерная для этого вируса. Тесты, проведенные с использованием спектроскопии NIRS, привели к усилению оксигенации (в данном случае церебральной), проявляющейся увеличением оксигенированного гемоглобина и постоянными значениями неокисленного. Озон -- это молекула, которая действует на разных уровнях и в разных физиопатологических областях. Поэтому мы считаем, что было бы полезно предложить этот метод в качестве поддержки лекарственной терапии, применяемой в настоящее время в лечении вирусных инфекций в целом и в частности против COVID-19, а также в рамках интегративного подхода к медицине (10 -11).

Оригинал статьи на английском:

4059-4061pdf

L Valdenassi 1, M Franzini, G Ricevuti, L Rinaldi, A C Galoforo, U Tirelli Affiliations: Oxygen-Ozone Therapy Scientific Society (SIOOT), Gorle, BG, Italy. utirelli@cro.it.

PMID: 32374009

DOI: 10.26355/eurrev_202004_20976



Potential mechanisms by which the oxygen-ozone (O2-O3) therapy could contribute to the treatment against the coronavirus COVID-19


On 31 December, at the end of 2019, some cases of pneumonia of unknown etiology were notified to the World Health Organization (WHO) Country Office in China, regarding Wuhan, a city of Hubei province1. This unknown agent, a few weeks later, was identified as part of the coronavirus family and named 2019 novel Coronavirus. Since then, the epidemic of 2019 Novel Coronavirus (currently renamed SARS-CoV-2) and causing the disease COVID-19 has expanded from Wuhan throughout China and is being exported to a growing number of countries, with an increasing number of other cases with different rate of transmission2.

Biochemical and pharmacological characteristics of ozone provide reasons for considering this molecule useful in the treatment of several viral infections1, specifically in the treatment of COVID -19.

Ozone is an oxidant that shows a paradoxical activity when in contact with organic mole-cules, thus causing a powerful antioxidant response3.

In fact, reacting with target substrates in biological fluids (PUFA and GSH), leads to the cre-ation of hydroperoxides and aldehydes. Among them, 4-HNE (4 hydroxylnonenal) is a key ele-ment in signal transduction, involved in the upregulation of glutathione, and also, in enhancing the resistance to apoptosis resulting from pro-oxidant agents.

It causes a significant adaptive stress response, by stimulating anti-oxidizing and detoxifying enzymes expression.

The 4-HNE partially excreted by the liver and the kidneys, is mostly attached to Cys 34 albu-min molecule, GSH and cysteine4. These molecules through circulation easily transfer 4-HNE into the cytoplasm of many cells. Cells cytoplasm contains an inactive transcription factor called Nrf2, bounded to a larger inactive factor containing SH groups called Keap-1, rich in cysteine. When attached to Cys 273 or Cys 288 of Keap-1, 4-HNE releases the key molecule Nrf 2 (Nuclear Factor Erythroid 2-Related Factor 2). This leads to several anti-oxidizing enzymes expression: SOD, GPx, GST, CAT, HO-1, NQO-1, HSP and phase II drug metabolism enzymes4.

HO-1 catalyzes the degradation of heme to carbon monoxide (CO), which modulates NF-KB determining a decreased pro-inflammatory cytokines expression and anti-inflammatory cyto-kines direct induction.

Ozone shows an anti-oxidizing and anti-inflammatory action, being NF-KB and Nrf2 tran-scription agents that modulate the gene expression of pro-inflammatory and anti-inflammatory cytokines.

The accumulation of LOPs and 4-HNE during oxidative stress and in the presence of disease, generates a feedback mechanism which transmits signals and stimulates networks capable of stopping critical oxidation events, common to several conditions.

By reacting with PUFA and aldehydes, ozone generates hydroperoxides and particularly H2O2, it rapidly spreads through cells of the immune system. It also bioregulates signal transduction thus promoting immune responses, modulating interferon and interleukins through the activa-tion of NF-KB, thus increasing the release of cytokines.

This process is part of an endogenic system. In 2002, Lerner and Wentworth have underlined the fact that the human body is able to produce ozone in order to protect itself from infectious agents. This happens by involving neutrophils and antibodies of the immune system which by producing ozone, use its oxidizing power in order to destroy bacteria and viruses present on cell walls5-7.

Tanaka has shown how flu viruses can be inactivated by low concentrations of ozone in the environment and on smooth surfaces.

Other studies3-8 have shown that ozone can play a determining role against bacteria, viruses and fungi diseases.

Murray et al8 have highlighted a decrease of viral infectivity after exposure to ozone. This causes lipidic peroxidation of virus capsid, thus interrupting its reproductive cycle, preventing the necessary contact between the virus and the receptor.

Other studies have shown how ozone can inactivate virus strains with or without envelope8. Some strains like HSV-1 (Herpes Simplex type 1 Mc Intyre) and VSV (Vesicular Stomatitis Virus Indiana) after being ozonized have shown a 6 Log 10 reduction of infectious particles in 15 minutes.

VAC strains (Elstree strain) and H1 N1 (Influenza A), have shown a reduction up to 5 Log 10 respectively in 40 and 30 minutes. These results show important changes in different virus strains morphology8.In addition to the anti-oxidizing, anti-inflammatory and anti-viral action, we can consider the relevant activity of stimulation and immune response linked to NFAT, transcription factor linked to different cytokines (IL-2, IL-6, TNF-Alfa e IFN-Gamma) with its support to lymphocytes and macrophages, forming the first line of defense. Another important characteristic of ozone therapy against COVID-19 infection is shown by the contrast ability toward severe hypoxemia, typical of this virus.

Tests carried out using NIRS spectroscopy, led to increased oxygenation (in the given case, cerebral) shown by an increase of oxygenated hemoglobin and constant values of the non-ox-ygenated one.

Ozone is a molecule which acts on different levels and in different physiopathological fields. Therefore, we believe that it would be useful to propose this method as a support to the drug therapy currently in treatment against viral infections in general and particularly against COVID-19 and within an integrative medicine approach10 -11.

References


1)Pro-MED. PRO/AH/EDR. Undiagnosed pneumonia-China (HU): request for information. Archive Number: 20191230.6864153. 30 Dec 2019. Available at: https://promedmail.org/promed-post/?id=6864153.

2)PErr Ella a, CarannantE n, BErr Etta M, rinalDi M, Maturo n, rinalDi l. Novel Coronavirus 2019 (Sars-CoV2): a global emergency that needs new approaches? Eur Rev Med Pharmacol Sci 2020; 24: 2162-2164.

3)Jiang HJ, CHEn n, SHEn ZQ, Yin J, Qiu Z g, Miao J, Yang ZW, SHi DY, Wang H r, Wang XW, li JW, Yang D, Jin M. Inactivation of poliovirus by ozone and the impact of ozone on the viral genome Biomed Environ Sci 2019; 32: 324-333.

4)Silva ra, garotti JE, Silva rS, navarini a, PaCHECo aM Jr. Analysis of the bactericidal effect of ozone pneumo-peritoneum. Acta Cir Bras 2009; 24: 124-127.

5)roWEn r. Ozone therapy as a primary and sole treatment for acute bacteria infection: case report. Med Gas Res 2018; 8: 121-124.

6)roWEn r. Ozone therapy in conjunction with oral antibiotics as a successful primary and sole treatment for chronic septic prosthetic joint: review and case report. Med Gas Res 2018; 3: 8: 67-71.

7) Briè a, BouDauD n, MSS iHiD a, loutrEul J, BErtranD i, gantZE r C. Inactivation of murine norovirus and hepatitis A virus on fresh raspberries by gaseous ozone treatment. Food Microbiol 2018; 70: 1-6.

8)MurraY BK, oHMin E S, toMEr DP, JEnSE n KJ, JoHnSon FB, Kir Si JJ, roBiSon ra, o’nEill K l. Virion disruption by ozone-mediated reactive oxygen species. J Virol Methods 2008; 153: 74-77.

9)Molinari F, SiMonEtti v, FranZini M, PanDolFi S, vaiano F, val DEnaSS i l , liBoni W. Ozone autohemotherapy induc-es long-term cerebral metabolic changes in multiple sclerosis patients. Int J Immunopathol Pharmacol 2014; 27: 379 -389.

10)BErr Etta M, DElla PEP a C, tralongo P, Fulvi a, MartEllotta F, llESHi a, naSti g, FiSiCHElla r, roMano C, DE DivitiiSC, tai Bi r, FioriCa F, Di FranCia r, Di Mari a, DEl PuP l, Cri SPo a, DE Paoli P, SantorElli a, QuagliariEllo v, iaFFaiolirv , tir Elli u, FaCCHini g. Use of complementary and alternative medicine (CAM) in cancer patients: an Italian multicenter survey. Oncotarget 2017; 8: 24401-24414.

11)tir Elli u, Cirrito C, PavanEllo M, Pia SE ntin C, llESHi a, tai Bi r. Ozone therapy in 65 patients with fibromyalgia: an effective therapy. Eur Rev Med Pharmacol Sci 2019; 23: 1786-1788.

L. Valdenassi1,2, M. Franzini1,2, G. Ricevuti2, L. Rinaldi3, A.C. Galoforo1,2, U. Tirelli2,4

1Oxygen-Ozone Therapy Scientific Society (SIOOT), Gorle, BG, Italy

2University of Pavia, Pavia, Italy

3Department of Advanced Surgical and Medical Sciences, University of Campania Luigi Vanvitelli, Naples,Italy

4Tirelli Medical Group, Pordenone, Italy

Просмотров: 0

+79103950541

©2020 Озонотерапия против коронавируса COVID-19.